ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СПОРТИВНОГО КОННОЗАВОДСТВА

nobre1   Необходимость прилития чистой крови в полукровном коневодстве – аксиома, не требующая доказательств. Вводное скрещивание с чистокровными породами применяется уже больше двух веков.

   Но мировые практики не всегда находят последователей в России, тем более что использование «чистой крови» требует знаний, понимания законов селекции и готовности рисковать.

 

   Мы поговорили об этом с владельцем ПКХ «Элитар», заводчиком ганноверских лошадей Олегом Шейко. Ведь это он решил проверить теорию на практике, приобретя чистокровного верхового жеребца Нобре, потомство которого уже успешно проявило себя на престижных мировых спортивных площадках.

 

– Как у вас появился Нобре? Quinessa

– Я, как российский заводчик, считаю большой удачей приобретение этого уникального чистокровного жеребца. В 2013 году я обратился в госконюшню «Целле» с просьбой дать его в аренду. Как выяснилось позже, Ганноверский союз даже созвал «консилиум», чтобы решать, давать ли мне жеребца. Но незадолго до этого был лицензирован жеребец моей селекции, и немцы высоко оценили мои усилия. Сыграло свою роль и то, что на тот момент я собрал в «Элитар» в России конкурных кобыл очень высокого класса и это оказалось дополнительным аргументом в пользу положительного решения: посчитали, что кобыл такого качества, как у меня, вряд ли подведут под этого жеребца в Германии. Дело в том, что качество спермы Нобре делает ее непригодным для длительного хранения. Поэтому в Европе под него подводили мало кобыл. В итоге мне сделали предложение не просто сдать в аренду, а приобрести. И я им воспользовался.

– Можно ли сказать, что Нобре оказался недооцененным в Германии?

– Есть такой момент! Скрещивания с чистокровными жеребцами, как правило, в первом поколении дают

продукт, который непросто продать. Для полного раскрытия заводского потенциала чистокровной лошади нужно ждать потомков второго-третьего поколения. Да и экономическая ситуация у потомственных заводчиков, не рассчитывающих на сиюминутный хайп от модного жеребца, достаточно сложная, и они не хотят рисковать.

 

При скрещиваниях с чистокровными жеребцами нужно дождаться второго-третьего поколений: они превосходят все ожидания

Nobre

   Тем не менее, прилитие чистой крови – классика полукровного коннозаводства. И я мечтал этот международный опыт внедрить и в России.

   Идея нашла сторонников и в России, откликнулись, например, спортсмены. Наш ведущий троеборец Александр Марков подвел под Нобре двух кобыл, одна уже родила кобылку, владелец ею доволен. Два года назад Елена Варнавская тоже подвела под Нобре кобылу очень высокого класса, получила жеребчика и очень довольна.

   Но этого, конечно, мало: надо успеть получить от жеребца «по максимуму», пока он жив. Он в прекрасной форме, до сих пор хорошо прыгает, но ему уже за двадцать. Немцы каждый год приезжают, интересуются, как он: это ведь выдающаяся лошадь – на испытаниях его индекс прыжковых качеств превысил 120 пунктов, он занял 7-е место среди 24 участников, и это в компании настоящих конкурных крэков. Недаром ведь его аж из Аргентины повезли в Голландию! Он происходит именно из тех линий, что дают превосходных прыжковых лошадей.

– В чем сложность селекционной работы с чистокровными производителями в спортивном коневодстве?

– Про необходимость прилития чистой крови знают все, кого не спроси. Но часто заводчиков подводит убеждение, что можно взять любого чистокровного жеребца и крыть им полукровных кобыл. А ведь к чистокровному жеребцу-улучшателю для спортивного коневодства есть свои требования!

   Чистокровная верховая – очень константная порода, достаточно сильно отличающаяся от полукровных лошадей по своим характеристикам и селекционируемым признакам. И если чистокровный жеребец не обладает качествами, необходимыми для улучшения полукровных пород, использование его в скрещиваниях может принести большой вред. Чистокровный жеребец, способный быть улучшателем в спортивном коннозаводстве и дающий классное потомство, особенно сейчас, когда и чистокровная верховая порода не та, что двести лет назад, – ценность и редкость. И такие лошади становятся двигателями прогресса полукровных пород.

 

– В чем секрет чистой английской крови в спорте? Почему так важно ее приливать?

– Современная лошадь – это продукт человеческого творчества, мы ее «лепим» под свои задачи и цели. Например, для выездки нужны определенные движения – вот вам они: Десперадос, Тотилас, сейчас - Революшен. Мы были на аукционе, где Революшена купил за 1,2 миллиона евро Хельгстранд: ярчайший жеребец. Но что интересно: потомки таких жеребцов нередко блистают в спорте до семи-восьмилетнего возраста, а дальше мы их не видим. Почему? Ответ прост – они выбывают из спорта, нередко – по состоянию здоровья.

Заводчики дали лошади эти выездковые движения, а эволюционно ее сухожильно-связочный аппарат не готов к таким амплитудам и ударным нагрузкам. К восьми годам у них попросту разрушаются ноги. Я считаю, что можно решить эту проблему, подбирая жеребцов со «стальными» ногами. А это только чистокровные жеребцы – вследствие высоких нагрузок с раннего возраста и отбора в этой породе остались только такие лошади.

Второе явление в современном спорте, которое меняет требования к лошади, – коммерциализация конных турниров. Сегодня турниры длятся по три-пять дней подряд. Такого еще десять лет назад и близко не было: день, ну два – это максимум. Ради зрелищности, ради того, чтобы организаторы поучили свои дивиденды, многодневные турниры распространились по всему миру. Старты идут каждую неделю. Представляете, какая от лошадей требуется выносливость? На третий день соревнований они почти все уже без сил. Как нам подстроиться под эти условия? Рецепт тот же. Мы же знаем, что чистокровная лошадь по объему крови превосходит остальные породы: у нее больше по размерам сердце, больше объем гемоглобина, прокачиваемого сердцем, такая лошадь быстрее восстанавливается. Триста лет такую уникальную лошадь создавали скаковые заводчики. И если мы прильем чистую кровь, то потомки получат и улучшенную сердечно-сосудистую систему. Потомки Нобре демонстрируют неимоверную силу и соревновательную выносливость – все в изумлении! nobre3

То же самое касается объема легких – по нему чистокровные лошади превосходят остальные верховые породы. Если подвести итог: чистокровная верховая порода обладает четырьмя очень важными качествами, дающими ей фору перед всеми другими, – сердечнососудистая система, легкие, прочные ноги и... интеллект. Да! Про последнее качество редко говорят, а я процитирую конкуриста-чемпиона Эрика Ламаза, на вопрос, что самое важное в конкурной лошади, ответившего – «Кровность и ум». Интеллект лошади экономит топовому всаднику время на обучение – и, соответственно, деньги.

  Nobre

Нобре прибыл в Европу в трехлетнем возрасте и сначала выступал в троеборье в Голландии. Из 35 потомков в спорте 5 выступают в троебо- рье высшего уровня сложности. Среди них: Нобилис от дочери чистокровного Лемона (всадник Кристоф Бёртон), Буттс Эвондейл от дочери чистокровного Геральдика (Анна Зимер), Раф Даймонд от дочери Вудстока (линия Флинга, всадник Эльмар Леш). Из 16 зарегистрированных в европейских студбуках маток 7 удостоены титулов премированных кобыл.

Nobre

– Но ведь в спортивных породах и так много чистой крови, они на ней созданы. Куда же она «девается»?

– В селекционной работе мы постоянно находимся в единоборстве с природой. А природа всегда берет реванш за навязанное человеком. В качестве основы для своей работы мы брали аборигенные породы, существующие в природе сотни, если не тысячи, лет, очень тонко адаптированные под различные факторы жизни. Эти факторы и у заводских пород не настолько уж теряют актуальность. Родословные каждой из своих кобыл я изучил досконально и могу показать как проявление гетерозиса по определенным признакам, так и моменты «отката» назад – тот самый реванш, который берет природа. Проблема в том, что все желают видеть чистую кровь во втором-третьем ряду родословной и далее. Но второго и третьего поколения без первого не бывает.

– Но, например, в троеборье нужна же более высококровная лошадь?

– Правильно, и потомство первого поколения скрещиваний часто превосходно показывает себя в этой дисциплине. Не случайно все троеборцы Германии меня очень хорошо знают. В 2016 году четырехзведочный турнир в Бёргли (а это для троеборцев как вторая Олимпиада) выиграл австралиец Кристофер Бёртон на сыне Нобре Нобилисе. Тут-то весь троеборный мир и всколыхнулся – а где же этот Нобре? А Нобре уже два года как в России.

– То есть нужно просто в первом поколении получать троеборных лошадей, а уже среди них искать улучшателя второго поколения?

– Да, это был бы превосходный рецепт. Важно, чтобы коннозаводчик понимал, что он получит от каждого конкретного подбора. Коннозаводческая грамотность в нашей стране – можно сказать, моя мечта. Я ведь сам, делая подборы, просчитываю все особенности кобылы и жеребца, прикидываю, что в итоге получу. И хочу сказать: с каждым годом расхождения моих прикидок и результата всё меньше. Ведь и достоинства, и недостатки имеют все лошади, и задача селекционера – выявить и удержать достоинства и сгладить недостатки в потомстве.

 

- www.rushannoveraner.com/
Facebook Twitter Google+ Pinterest

Оставить комментарий

Для более удобного комментирования, вы можете зарегистрироваться.